Олег КапрановРекламная кампания сервиса по доставке еды Delivery Club, в которой курьеры рассказали некоторые подробности своих биографий, вызвала шквал негодующих откликов в соцсетях. Обозреватель «360» попытался понять, почему факты из жизни курьеров так разозлили россиян.

Любой маркетолог, запуская рекламную кампанию, закладывает в нее не только тот или иной месседж, который хочется донести до аудитории явным образом, но и просчитывает, как в реальности аудитория может воспринять то, что будет транслировать реклама. Ведь не раз бывало, что покупатели или пользователи акцентировали внимание совсем не на том, на что надеялись рекламщики. И зачастую этот неочевидный смысл в глазах смотрящих оказывался гораздо более заметным и громким, чем та идея, что находилась на поверхности. Взять хотя бы нашумевшую кампанию бренда H& M с чернокожим мальчиком в толстовке с принтом «Самая классная обезьянка в джунглях». Извиняться пришлось очень долго и дорого.

Трудно понять, какую именно официальную идею вкладывала в компанию Delivery Club директор Mail.ru Group по продуктовым коммуникациям Анастасия Жбанова, видимо стоявшая за рекламой с биографическими справками из жизни курьеров. Но можно предположить, что это было нечто душеспасительное вроде «мы хотели, чтобы наши пользователи увидели в курьерах живых людей, а не только функцию». И прочее бла-бла-бла. Невозможно понять, ожидали ли в компании той реакции, которую удалось получить. А она оказалась невероятно громкой и болезненной.

Как любое общество с «молодыми» деньгами — наше общество высокомерно и очень не любит вспоминать о своих корнях. И профессии у нас по этой причине очень бодро делятся на престижные и не очень. Работа курьера (официанта, таксиста и проч.) к престижным однозначно не относятся, и более того — профессией в принципе не считается. И дело здесь совсем не в деньгах. Просто так сложилось, что протирать штаны в офисе, перекладывая бумажки за 50 тысяч в месяц — более респектабельное занятие, чем зарабатывать сопоставимые или несколько большие деньги, вкалывая таксистом или официантом. Читай — обслугой. Понимают это и работающие на этих позициях.

Источник фото: РИА «Новости»

По этой причине едва ли не каждый второй официант или курьер с радостью расскажет вам историю о том, что это все временно, а так-то он или она занят совсем другим делом и вот-вот свалит отсюда. А слушающие подобные рассказы понимающе кивнут.

Тут ведь вот какая штука. Мы все привыкли думать, что если ты делаешь все правильно, по схеме, то получится правильный результат. Хорошо учился — сделал карьеру — добился успеха. Самое банальное, что транслировала мне моя мама, а ей — моя бабушка. Получи образование — с ним всегда будет кусок хлеба. Или вот это прекрасное — «ты со своим английским нигде не пропадешь». И мы усиленно пестуем этот кокон иллюзий, транслируя его своим детям.

Рекламная кампания Delivery Club, из которой стало известно, что курьерами работают люди с несколькими высшими образованиями, бывшие начальники, и даже (о ужас!) бывшие сотрудники федеральных ТВ-каналов, показала, что это совсем не так.

Ты можешь сделать все правильно, получить образование, профессию, работать по ней, быть успешным, реализовать себя. А затем — оказаться в рядах «зелененьких» или «желтеньких» и зарабатывать себе на жизнь, доставляя еду. Просто потому, что твоя профессия, твое образование, твой опыт и даже твой английский оказались никому не нужны. Потому что тебе 45, а «2001» в адресах почтовых ящиков, с которых присылают резюме твоему бывшему начальнику — это не год создания ящика, а год рождения его владельца — молодого и амбициозного. А ты старый, и опыт твой нерелевантен.

Источник фото: РИА «Новости»

И разозлило (злость — известная реакция на страх) аудиторию вот это абсолютное чувство незащищенности и, в известной степени, обреченности на неизвестность, которая как оказалось вполне может ждать едва ли не каждого из нас. Кого-то через 5-10 лет, кого-то — возможно в следующем году. Напугало потому, что кокон иллюзий разорвался и мы внезапно поняли, что каждый из нас внезапно может оказаться совсем не на той стороне истории, на которой всегда себя ощущал. И встретиться затем с такими, как вы с вами сейчас — высокомерными и презрительными. А мы себя слишком хорошо знаем, и такого — и врагу не пожелаем.

В этой связи вспомнилось, как бывший сенатор Арашуков, оказавшись в камере СИЗО, сказал, что если бы раньше знал, каково оно там, то добивался бы улучшения условия содержания подследственных и заключенных.

Нам в этом смысле значительно проще. Мы можем умерить злость и начать давать побольше чаевых, а еще — постараться быть вежливыми с людьми, которые нас обслуживают. Хуже от этого точно никому не будет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: 360tv.ru