На днях я сказала коллеге, что на одном из наших совместных фото она похожа на Волдеморта из «Гарри Поттера». Сказала из благих побуждений: мы обсуждали совместный снимок для нашего рабочего аккаунта, и мне бы не хотелось, чтобы она выглядела на нем хуже, чем на самом деле. Потому что в жизни она красавица. А с того фото на меня смотрел другой человек. Я это сказала, а потом пожалела. Вышло грубо и неудачно. Но зато честно, не так ли? 

Ведь настоящая дружба, она не о том, чтобы обсуждать за спиной.

 

Instagram: @li__lena

Она о том, чтобы говорить в глаза и веские комплименты, которые придают уверенности и статусности ничуть не меньше, чем гвозди от Cartier, и честную критику, которая становится началом больших перемен. Например, много лет назад, когда я начала жить с будущим мужем, он готовил для меня нереальные ужины, и под этим гастрономическим кайфом не заметила, как набрала пять-семь лишних килограммов. Вскоре я встретилась с близкими подругами, и одна из них заметила, когда мы остались наедине: «Лена, ты очень поправилась. Нельзя себя так запускать».

Это было очень мощной встряской. Через неделю я попросила моего мужчину купить гантели и превратить одну комнату в спортзал. Похудела быстро. Очень.

Потому что мне были сказаны правильные слова, с правильной интонацией — без высокомерия, без снисхождения, без насмешки.

И, что очень важно, в тот момент я всем сердцем чувствовала: подруга критикует, но не наслаждается этим процессом. Она меня от души любит и желает, чтобы я стала лучше.

При этом честно высказать собственное мнение подруге в ответ на ее желание обрезать длинные густые волосы — «Не вздумай, у тебя же локоны мечты!» — или перед покупкой странно сидящего платья, как по мне, это хорошо. Это нормально. Но лезть со своими комментариями по поводу внешности, поведения или характера второй половинки друга, которая по какой-то причине не нравится вам; его решения сменить страну для жизни или уйти с престижной, но не приносящей радость работы; желания родить троих или не родить ни одного ребенка; выбора личной цели в жизни (на то она и личная, важная для каждого) — при условии, что вы не слышали фразу «Помоги, мне нужен твой совет по этому вопросу» — верх бестактности. 

Вы знаете, что словом можно убить? Ударить очень больно и с такой силой, что не всякий поднимется.

Мы все яростно осуждаем физическое насилие, пишем об этом километры текстов в соцсетях и, не приходя в сознание, лайкаем посты на данную тему, часто забывая кое о чем. А именно: мы можем за всю жизнь ни на кого не поднять руку, но наши слова способны разнести вдребезги внутренний мир другого человека. И только мы будем за это в ответе. Даже если никогда не узнаем, какую боль причинили, ответственность никто с нас не снимет. Такое себе незаметное убийство. И нет, я не преувеличиваю. Вспомните (или погуглите) историю доктора Фредерика Брандта — звездного эстетиста, гуру ботокса, который стал известен на весь мир благодаря своему таланту и восхитительным beauty-средствам созданного им одноименного бренда. Человек, который стремился к идеальной внешности, сначала был убит насмешками прессы, затем телевидением, где его пародировали за любовь к инъекциям и пластическим операциям.

Доктор Фредерик Брандт

На волне издевок над Брандтом даже сняли сериал «Несгибаемая Кимми Шмидт», где актер Мартин Шорт со знаковой стрижкой боб сыграл знаменитого доктора. В 2014 году про Фредерика написали в New York Times, и он сутками читал пестрящие ненавистью и презрением комментарии пользователей интернета. Вскоре после этого Брандт совершил самоубийство в гараже собственного дома. Вопрос: кто виноват в его смерти?

Или вот еще один: почему людей так сильно интересуют чужие подмышки, внешний вид, ориентация, выбор спутника жизни, профессии?

На прошлой неделе, выставив фото Эмили Ратаковски с небритыми подмышками, сделанное для американского издания Harper’s Bazaar, мы получили невероятный фидбэк.

Съемка Эмили Ратаковски для американского издания Harper’s Bazaar 

В основном негативный. Цитирую: «Почему из всего «природного» обязательно необходимо отстаивать вонючие, волосатые подмышки? Зато при макияже, укладке, кружевном белье и бриллиантах. Где же прыщи, стоптанные в мозоли ноги, не видевшие педикюра, и немытые колтуны?» или «Нет в данном случае ничего природного. Тогда нужно отказаться от жизни цивилизации, косметики и привычной еды. И я бы посмотрела на фото Ратаковски — немытой, нечесаной, в шкурах и с желтыми зубами. Вот тогда это был бы природный look!»

То есть, если мне когда-нибудь вздумается отказаться от эпиляции и бродить по офису и городу так, как комфортно, — это вызовет чье-то негодование?

Идеальный ответ звучит как-то так: «Мне все равно, пусть думают, что хотят». Но если честно, все мы понимаем, что ни во что не ставить не всегда справедливое мнение окружающих — прерогатива психически стабильных, на 100 % уверенных в себе людей. Зачем же непрестанно осуждать чей-то внешний вид или несоответствие условным стандартам, осознавая, что однажды негатив может вернуться в нашу сторону?

Поэтому, даже если вас нисколько не волнуют чувства и тревоги близких, подумайте о себе. Уверены, что вы устоите под шквальным ветром осуждения, начни кто-нибудь критиковать вашу кожу, платье, избранника, манеру говорить и смеяться? Это я к чему — самые честные вещи мы озвучиваем тем, кого больше всего любим.

Главное — научиться произносить их так, чтобы умудряться эту большую любовь транслировать.

Или лучше просто промолчать и послушать, не пытаясь то и дело всунуть свои комментарии в рассказ собеседника. Бывает полезно. Можно услышать важное.

 

Источник: elle.ua