В понедельник, 2 сентября погиб в ДТП на Тернопольщине легендарный кобзарь, бард и просто удивительный человек — Василий Жданкин. Размещаем письмо в редакцию от читателя из Западной Украины.

Чем же для меня так выделяется, кроме красоты голоса, Василий Жданкин? Своей поразительной судьбой и жизненной эволюцией. В 80-е во Львове Жданкин известный тусовочный молодой человек. Один из основателей и ведущих артистов молодежного театра «Не журись», активный представитель среды, откуда вышла кузница всего украинского рока — «Плач Єремії» и прочие фронтмены украинского сознательного молодежного национализма.

В 1989 году, на той самой знаменитой Червоной Руте, в Черновцах, Василий Жданкин (попав туда довольно случайно — как потом говорил в интервью, с компанией по грибы поехал) берет гран-при фестиваля. Но прославился он тем, что несмотря на все чиновничьи и компартийные контроли фестиваля, впервые, в тогдашней еще Украинской ССР, исполняет публично на стадионе запрещенный тогда гимн «Ще не вмерла Украина».

Это имело тогда просто оглушительный резонанс, особенно среди молодежи. Что не просто старые «репресовані» что-то там об Украине, а молодой и свой, еще с тех времён, удивительно харизматичный Жданкин дерзнул спеть гимн будущей Украины. Во Львове, когда он прибыл с Руты, в центр города его с железнодорожного вокзала толпа несла на руках… Началась слава и националисты начали из него лепить «икону» волелюбной независимости. Василий Жданкин к тому времени был уже очень известный бард и кобзарь (а он играл не на бандуре классической, а именно на старинной кобзе и всегда крайне трепетно относился к аутентике).

Он начинает гастролировать в конце 80-х нач. 90-х по миру, по укродиаспоре и т. п. Поколесил знатно.

Но у него вместо шоу-бизнеса и углубления укронационализма в мировоззрении начинается внутренний переворот. Во-первых, вместо очарования Западом и его блеском он полностью в нем разочаровывается — что это не настоящее и не полноценное духовное бытие, к которому надо стремиться.

В первой половине 90-х на каком-то «свитовом конгрессе украинцев», куда Жданкин был приглашен как молодая икона-кобзарь «волелюбної молоді», он с трибуны им заявляет, что ставить на первое место национальные ценности и национализм вместо приоритета духовных и христианских — неправильно и смерть для Украины, и ее будущего. Это был скандал и конфликт, и укронационалисты его отовсюду начинают оттирать. Но он и сам не рвется.

Жданкин сам прерывает все концерты и гастроли, и «уходит в затвор» — перестает вообще несколько лет выступать. Потом он объяснял, что почувствовал, что уже погибал духовно, «зазвездился» и «ошоубизнесился» и прочее. И надо было остановиться, оглянуться и переосмыслить происходящее с ним и вокруг. Он открывает веру, становится православным русской Церкви московского патриархата. Причем серьезно.

Я застал первый его концерт после «затвора» во второй половине 90-х в львовской опере. Очень длинный, вроде по памяти около 4 часов. Это был необычный Жданкин, — он всегда был глубок и просто магичен в музыке, но тут было поразительно для меня наблюдать истового русского православного и одновременно такого же истового украинца с его украинскостью. Это было что-то поразительное — таким он тогда мне воспринялся.

Это, как потом мне стало ясно, происходил процесс его внутреннего переворота — далее полностью переформатировавший его музыку. Жданкин решительно переходит на русский репертуар, пишет посвященное Игорю Талькову пронзительное «За веру, царя и Отечество», потом «Гимн львовскому православному братству» (Ставропигии), «Покаянный гимн Украины» и другие пронзительнейшие произведения.

Колесит по храмам и домам культуры, клубам в глубинке самых медвежьих углах (вплоть даже до Якутии). В России его знают и приглашают.

В христианские посты он дома, в селе под Почаевом, столярничал и зарабатывал — редчайший случай струнника, не берегшего специально свои руки. «Христос плотник и нам заповедано».

Все выходки националистов и попытки его выжить с Западной Украины отсекал — тут мой дом — что он чихал на нациков, и вообще «надо бояться Бога, а не человеков».

И всю свою миссию видит в своем творчестве соединять, а не разъединять Русь.

В 2015 году вместе с донским Казачьим Кругом выходит диск в поддержку Единства Руси и Донбасса, и каждый год, невзирая на все укробезумия, Жданкин ездил с дочерью в Крым давать ежегодные концерты на улице в Бахчисарае. Когда правосеки нападали на русские православные храмы в Тернопольской области, Жданкин был вместе с людьми, и пел и защищал…

Простые люди его любили.

Вот такой удивительный человек. Судьба его поставила в самые гиблые окружения националистические, но он сумел духовно и идейно исцелиться. И превозмочь, презреть шоу-бизнес и укрославу.

Он говорил, что не может ради Украины ненавидеть русских и отречься от Руси, что это неправильно. Пошел против всего окружения и против течения. Вы же знаете нашу обстановку. Националистическая поросль его объявляла сумасшедшим балалаечником или двинувшимся на русской вере, но он гнул свое.

И в России пел русское, и украинское, и в Украине для народа выступал — но тоже и русское, и украинское. Умиротворял и одухотворял искусством и высокой идеей единения Руси.

Всем правосекам и укронацикам он был как прыщ и заноза. Потому что подлинный талант, потому что настоящий человек. И «москаль», и в то же время самый первый — укроикона «Ще не вмерла», когда они все еще трусили публично «любити Україну і її славу і волю».

И вот — погиб. Погиб в нескольких метрах от дома, в тишайшем, просто пасторальном Кременце. В уютном, размеренном, провинциальном городке, в котором такое ДТП вообще представляется за гранью.

Его смерть — огромная трагедия и для семьи, и для нашего народа.

Для меня лично он очень много открыл в музыке и нашей культуре. Он был сильный фольклорист. Он исследовал, искал и ложил на музыку древнейшие русские духовные стихи и канты. Магия древнерусского пения в его исполнении и его музыке к этим словам — поразительна.

Как поразителен и поэтический дар, и огромный духовный и музыкальный вкус, и профессиональность.

Он был воодушевляющим, публичным, нравственным примером в том, что можно изжить и презреть укроненависти. Стать Человеком с большой буквы. Остаться человеком, горячо любящим и свою малую Родину, и ее традицию, и Большое Отечество — Русь.

Это был очень сложный, очень требующий, в первую очередь, строже всего с себя человек. По большому счету это современный праведник. И зримая надежда, и пример, что от русофобской укрозаразы можно исцелиться — вопреки всему, как Мюнхгаузену, самому вытащить себя за волосы из трясины. Из той среды, откуда он вышел и того уровня искушений славой — я не знаю другого такого примера как Жданкин.

Нам он оставил свое творчество и свой подвижнический пример. Светлая ему память и земля пухом. 

P.S. На портале Русской Народной Линии размещены реквизиты помощи семье Василия Жданкина. Он и его семья никогда не шиковали. А такое внезапное горе тем более ужасно.

№ банковской карты в помощь семье Жданкина:

5168 7573 6513 9346
Zhdankina Anastasiia
Карта Приват банка
В Яндексе или Гугле вбить PaySend
Там можно переводить деньги с карты на карту

P.S.2. Здесь ВКонтакт https://vk.com/club93408988 Василия Жданкина с частью его творчества и музыкой, которую он сам ценил. Слушайте Жданкина, ищите на ю-тубе. Это настоящее искусство.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов»

Источник: narzur.ru